Список грязного белья

(14 характерных особенностей взрослого ребёнка

из алкогольной или другой дисфукциональной

семьи)

Ниже приведены характеристики, которые, похоже,

являются общими для всех, кто вырос в

алкогольных семьях.

1 Мы замкнулись в себе и стали бояться людей и

авторитетных лиц.

2 Мы стали искателями одобрения, утратив при

этом способность быть собой.

3 Нас пугают разгневанные люди и любые

критические замечания в наш адрес.

4 Мы либо стали алкоголиками, либо вступили в

брак с алкоголиком, либо и то и другое, либо

нашли другую зависимую личность, например

трудоголика, чтобы удовлетворить нашу

болезненную потребность в покинутости.

5 Мы проживаем жизнь с позиции жертвы и эта

слабость влечет нас в наши любовные и

дружеские связи.

6 У нас чрезмерно развито чувство

ответственности, нам проще заботиться о других,

чем о себе; это позволяет нам не замечать наши

собственные недостатки и пр.

7 Мы испытываем чувство вины, когда защищаем

себя, а не уступаем другим.

8 Мы стали зависимы от эмоционального

возбуждения.

9 Мы путаем любовь с жалостью и склонны

«любить» людей, которых можем «жалеть» и

«спасать».

10 Мы глубоко запрятали чувства из нашего

травмирующего детства и утратили способность

чувствовать или выражать чувства, потому что это

причиняет слишком сильную боль (отрицание).

11 Мы сурово осуждаем себя, у нас не развито

чувство собственного достоинства.

12 Мы зависимые личности — мы панически боимся

быть брошенными и делаем все, чтобы удержать

отношения, лишь бы не испытывать болезненное

чувство покинутости, доставшееся нам от жизни с

нездоровыми людьми, которые никогда не были

эмоционально с нами.

13 Алкоголизм — семейная болезнь; мы стали со­

алкоголиками и приняли все признаки этой

болезни, даже если не употребляли спиртное.

14. Со­алкоголики реагируют на действия других, а

не действуют активно сами.

14 характерных черт ­ наведенные страхи.

-----

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­

Есть что­то общее в 14 шаблонах поведения Взрослых

Детей. Это отрицательные эмоции, которые мешают жить. Я

стала исследовать каждую черту отдельно и выяснила, что

черты связаны с различными внушенными страхами. То есть,

когда мы были маленькими и сознание только формировалось,

нас натренировали на уровне условных рефлексов бояться

людей и пр., научили нездоровым образам (мы их

скопировали, подражая родителям) чувств, мыслей,

поведения. И вот мы всю жизнь проявляем эти условные

рефлексы и образы, которые кажутся сильнее наших

сознательных усилий.

1. Боязнь людей, особенно значительных ­ обладающих

властью, авторитетом. Глядя на родителей, ребенок делает

выводы о людях вообще. А родители Взрослых Детей из

алкогольных и других дисфункциональных семей ­ это

фактически психически нездоровые, неуравновешенные

личности. Конечно, если судить о людях, исходя из поведения

пациентов психиатрической лечебницы, то от людей надо

бежать, спасаться, изолироваться. И тогда особенно большие

страдания могут нам причинить значительные, имеющие

власть, влиятельные люди.

2. Из жизни в родительской семье мы вынесли убеждение,

что ради собственной безопасности надо угождать

окружающим, заискивать, всех задабривать. Ради

безопасности надо контролировать себя и окружающих и не

показывать, что ты чувствуешь и думаешь, чего хочешь на

самом деле.

3. Когда родители начинали раздражаться, то это было для

нас предвестником ругни, скандала с криками и битьем.

Поэтому у нас сформировался условный рефлекс ­ бояться

недовольных, разгневанных людей. А если тебя критикуют,

значит, не угодила, и за это могут поругать, а то и побить.

4. Родители покидали нас: физически ­ оставляя нас одних

дома и не забирая из детского сада, или эмоционально ­

стыдя, насмехаясь, осуждая, предавая. Так у нас

сформировался страх покинутости: что осталась одна,

беспомощная, беззащитная. И нам необходимо чем­то

заглушить этот страх: напиться, уйти с головой в работу или в

"спасательство" другого человека.

5. Нам внушили, убедили на опыте, что мы ­ всегда жертвы,

а рядом злые, жестокие, непонимающие люди, которые только

и знают, что манипулировать, обижать, оскорблять нас.

6. Нас приучили все внимание сосредотачивать на заботе о

других людях ­ наших близких. Например, созависимая,

беспокойная мама заботилась, спасая положение семьи (или

ей так казалось), и мы во взрослой жизни подражаем ей

(копируем ее поведение). Или нам самим в детстве

приходилось брать на себя (больше некому) заботы о семье. И

мы усвоили этот страх: другие люди погибнут, пропадут, если я

о них не позабочусь.

7. Кто­то в семье (а может, оба родителя), особенно с

детьми, говорил самоуверенным тоном, не терпящим

возражений. Его невозможно было переубедить. А мы, дети,

маленькие и слабые, были не уверены в себе, не сильны в

аргументации. И теперь мы боимся сказать слово в свою

защиту, боясь оказаться неправыми, недостойными,

неспособными доказать свою правоту.

8. В семье была накаленная обстановка, разгорались

страсти, разговоры шли на повышенных тонах. Покой всегда

мог быть нарушен. И мы стали беспокойными и тревожными.

Подсознательно усвоили, что нормальная жизнь ­ это жизнь с

потрясениями, бурными эмоциями, к которым мы научились

быть всегда готовыми. И теперь в спокойной обстановке мы

ожидаем, что что­то случится, потому что "этого (покоя) не

может быть". Покой подозрителен, как нечто непривычное, а

значит, потенциально опасное. Нам скучно рядом с

умиротворенными людьми.

9. В родительской семье не было отношений настоящей,

сердечной любви. Какие могут быть добрые чувства среди

пьянок, скандалов, побоев? Мы не знаем, какими бывают

отношения людей, любящих друг друга всей душой, с

чуткостью, деликатностью, заботой друг о друге,

преданностью, свободой и ответственностью. Даже если мы и

стремимся к другим отношениям, не как у родителей, то мы их

не знаем и подсознательно боимся как чего­то неизвестного и

непривычного. Встретив в жизни настоящую любовь, мы

испытываем нервное напряжение и подсознательное

сопротивление, не знаем, как себя вести, совершаем ошибки.

И находим рациональные аргументы, чтобы отказаться от

любви (либо якобы мы недостойны любимого человека, либо

он нас). Привычнее для нас "жалеть", "спасать", утешаться

сексом.

10. В результате воспитания в дисфункциональной семье,

где чувства и их выражение были наказуемы (опять страх), мы

научились ходить с непроницаемым лицом и заглушать,

убивать свои чувства, чтобы на нас не нападали словесно,

эмоционально, не осуждали, не насмехались, не

манипулировали.

11. Родители унижали, осуждали нас, насмехались, ругали,

говорили, что мы глупые, неумехи и т. п. Мы, по детской

доверчивости, усвоили такой взгляд на себя и теперь,

совершая ошибки или оплошности, ругаем и осуждаем себя.

Боимся похвалить себя, чтобы не прогневать внутреннего

родителя.

12. Опять речь идет о страхе ­ остаться брошенными,

беспомощными, беззащитными. Хотя мы уже взрослые и

сильные.

13. Мы переняли, усвоили образы чувств, мыслей,

поведения, взгляды, убеждения наших родителей. И тоже, как

они, постоянно неадекватно ситуации беспокоимся и

испытываем страхи.

14. Наши инициативы, практическая деятельность в семье

вызывали негативную реакцию. То, что мы делали, было "не то

и не так", как хотели родители, потому что они не очень­то

любили нас. И у нас затормозилась активность. Мы многое

знаем и понимаем, но не можем воплотить на практике. Мы

созерцатели и "теоретики", а не практики. И по сей день с нами

как бы рядом осуждающие родители, и мы предпочитаем

лучше ничего не делать, ожидая действий от других людей или

распоряжений от старших, чем действовать самостоятельно и

выслушивать неодобрительные замечания, а то и ругань,

оплеухи.

Необходимо осознать и разрушить эти рефлекторные

механизмы. А иначе мы похожи на подопытных "собак

Павлова", вынужденных жить во власти противоестественных

реакций, сформированных с помощью ударов тока.

Поэтому надо делать противоположное тому, что велит

страх по принципу "как если бы", "боюсь, но делаю". Для

начала хотя бы внешне, пока не войдет в привычку.

Вырабатывать путем тренировки, заиматься самовнушением.

1. Общаться.

2. Учиться быть собой.

3. Учиться побеждать агрессивность спокойствием. Критику

учиться рассматривать конструктивно.

4. Внушать себе, что я взрослая, сильная. У меня есть

Высшая Сила, есть люди, готовые мне помочь. И не стоит

успокаивать себя нездоровым образом ­ через алкоголь, еду,

спасательство и т.п. Внушать себе, что покинутость ­ это

болезненное, нездоровое чувство, на котором не надо

зацикливаться. Есть литература, в которой собран опыт

выздоровления таких, как ты. Всегда можно обратиться за

поддержкой к собратьям по ВДА, специалистам­психологам и

др. людям.

5. Мы уже не беспомощные жертвы (см. пред. пункт). Мы

взрослые и сильные, и можем строить жизнь разумным

образом.

6. Мы не обязаны так суетиться и заботиться о других людях,

забывая о себе, своих интересах, своем развитии. Мир не

рухнет, жизнь не остановится, люди, близкие и дальние, без

нас не пропадут, решат свои проблемы. (Если бы я даже

умерла, моя семья ведь не погибла бы; продолжали бы жить

дальше.)

7. Чтобы не бояться людей, уверенных в себе, с чувством

достоинства, значительности, не бояться защищать себя, надо

начать хотя бы рассуждать и вести себя "как если бы" мы тоже

были достойными и значительными. Спокойно защищать себя,

просить что надо.

8. Постепенно делать свою жизнь спокойнее. Меньше

эмоций. Больше рассуждения (например, полезна когнитивная

психология). Больше сердца.

9. Учиться жить по настоящей, сердечной любви.

10. Работать с чувствами, учиться понимать свои чувства и

адекватно выражать их.

11. Не осуждать, а ежедневно говорить себе "Я люблю тебя",

одобрять, хвалить.

12. Зачем нужно "одиночество вдвоем"? Все равно это

одиночество.

13. Работать со своей созависимостью по книгам Мелоди

Битти.

14. Становиться из "теоретика" практиком: доводить свои

идеи до практического воплощения.

Использовать средства выздоровления, которые предлагает

ВДА. Самые основные: программа 12 Шагов; молитва;

исследование своей семьи и себя на предмет

дисфункциональности, чтобы понять, от кого и как мы

переняли образы; общение в группах поддержки;

самовнушение.

TEXT.RU - 81.88%


Комментарии:


  • Мария Филин
    2014-05-25 19:04:19
    Какой-то шаблон получился. Если так подумать, то меня окружают люди, выросшие в таких семьях. Знаю лично людей из семьи алкоголиков, у которых нет этих признаков отличия. И много примеров, когда достаток и благополучие портит детей....
  • utilea
    2014-06-09 21:45:04
    Думаю, это один из вариантов таких семей. А в жизни все разнообразнее.
  • utilea
    2014-06-10 11:02:31
    "Люди сами решают, надо ли им в группу поддержки." Тамара О